Закукарекает ли как прежде яйцо Ротшильда спустя десятилетия?

0 38

Закукарекает ли как прежде яйцо Ротшильда спустя десятилетия?

Одно из самых сложных и дорогих ювелирных изделий фирмы Фаберже — яйцо-часы, получившее название «яйцо Ротшильда» по имени семьи, которая им владела.

Фото: Государственный Эрмитаж

Специалисты Эрмитажа впервые реставрируют знаменитый экспонат из коллекции музея. Помимо эстетической и материальной ценности, яйцо-часы Ротшильда примечательно еще и редкостным механизмом, который реставраторы надеются вернуть к жизни

Одно из самых сложных и дорогих ювелирных изделий фирмы Фаберже — яйцо-часы, получившее название «яйцо Ротшильда» по имени семьи, которая им владела. С 2014 года оно хранится в Государственном Эрмитаже, и теперь сотрудники лаборатории научной реставрации часов и музыкальных механизмов, с привлечением реставраторов других специализаций, восстановят драгоценный предмет в первоначальном виде.

Яйцо-часы Ротшильда — единственное в своем роде во всей эрмитажной коллекции из почти 70 ювелирных яиц, выполненных мастерами фирмы Фаберже. Оно не пасхальное, не императорское. В 1902 году его изготовили по заказу Беатрисы Эфрусси, урожденной Ротшильд, как подарок на помолвку ее младшего брата Эдуарда Ротшильда. И больше столетия оно не покидало эту семью. В 2007 году на аукционе Christie’s в Лондоне яйцо приобрел бизнесмен и коллекционер Александр Иванов за $18,5 млн. Несколько лет оно хранилось в Музее Фаберже, открытом Ивановым в Баден-Бадене, затем было подарено России, и в 2014 году его в дар Эрмитажу на 250-летие музея преподнес президент РФ Владимир Путин.

Яйцо-часы высотой 27 см изготовили ювелиры мастерской Михаила Перхина. В работе использованы золото, серебро и другой металл, жемчуг, алмазы-розы (камни, ограненные «розой», называют не бриллиантами, а алмазами). «Михаил Перхин был выдающимся мастером, он в фирме Фаберже занимался самыми сложными и дорогими заказами, — рассказала Татьяна Бабошина, хранитель современного ювелирного искусства Эрмитажа. — На некоторых деталях яйца Ротшильда есть его клейма. Корпус сделан из серебра, поверхность гильоширована: на нее нанесен рисунок, который виден сквозь прозрачную розовую эмаль. Все внешние накладки выполнены из золота и декорированы жемчугом. Алмазами украшены крылья, шея и хвост петушка».

Закукарекает ли как прежде яйцо Ротшильда спустя десятилетия?

Яйцо-часы, изготовленное в 1902 году фирмой Карла Фаберже по заказу семьи Ротшильдов, не относится к числу пасхальных императорских.

Фото: Государственный Эрмитаж

Ценность яйца Ротшильда не только в количестве золота и алмазов, но и в уникальном механизме, изготовленном Николаем Роде, часовым мастером фирмы Фаберже. Его восстановление — основная задача, которая стоит перед реставраторами. Дело в том, что часовой механизм действует: если его завести, стрелки будут двигаться. Но изначально устройство не просто отсчитывало часы и минуты — в конце каждого часа верхняя крышка открывалась, из-под нее появлялся петушок, которого поднимала вверх специальная платформа. Петушок, покрытый яркой эмалью и украшенный алмазами, хлопал крыльями, кивал головой и кукарекал, открывая крошечный клюв. Представление продолжалось 15 секунд, потом механическая птица исчезала внутри яйца. Но сейчас вся эта машинерия не работает. По мнению специалистов, еще до того, как яйцо было продано на аукционе, в его механизме кто-то копался (вероятно, владельцы пытались привести его в действие).

Кстати, аналогичное этому яйцо-часы «Петушок» из серии императорских пасхальных яиц, изготовленное в 1900 году, находится в коллекции Музея Фаберже в Санкт-Петербурге. Разница только в цвете: первое — синее, второе — розовое. Нынешние владельцы «Петушка» завести его не пробовали, поэтому непонятно, действует ли тот механизм.

Как рассказал нашему изданию Михаил Гурьев, заведующий лабораторией научной реставрации часов и музыкальных механизмов Эрмитажа, когда он разобрал корпус, оказалось, что одна из трубочек, которая издавала звуки, испорчена. Остальные узлы, каждый по отдельности, функционировали, хотя и не очень четко. А вот все вместе не работало. «Этот механизм — уникальная, совершенно новая для меня конструкция, — говорит Михаил Гурьев. — Необычны движения петушка: они не похожи ни на традиционные механические шкатулки с двигающимися птицами, ни на английский вариант таких игрушек, ни на швейцарский. Алгоритм действия яйца Ротшильда понятен, но, как заставить его действовать, пока не ясно».

Работа началась с полной разборки предмета и анализа его устройства. Затем все, даже самые мелкие, детали почистили и вымыли. Похоже, что такое с яйцом Ротшильда случилось впервые за почти 120 лет жизни.

В реставрации принимает участие целый коллектив. «Это естественно, — считает Михаил Гурьев, — потому что его создавал коллектив из разных специалистов, и реставрировать тоже нужно вместе. По восстановлению звука нас консультирует реставратор органов, а золотыми и серебряными деталями занимается ювелир. Надеемся, что завершим работу месяца за два».

Источник: www.theartnewspaper.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.