Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion – фотография

0 242

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Ирвин Пенн. «Две длинноволосые девушки». 1995. Фото: Фонд Still Art

Содержание:

Основанный Еленой Карисаловой Фонд Still Art вот уже пять лет занимается популяризацией и развитием fashion-фотографии в России. Жемчужины из коллекции фонда позволяют проследить историю жанра

Самое большое заблуждение в отношении fashion-фотографии состояло, а может, и состоит в том, что она существует для демонстрации вещей. Будь это так, снимки, сделанные в прошлом веке для модных журналов, интересовали бы сегодня лишь историков костюма и не демонстрировались бы в художественных музеях. По случаю пятилетия основанного Еленой Карисаловой Фонда Still Art, располагающего уникальной для России коллекцией западной fashion-фотографии XX–XXI веков, в Москве открылись две выставки. Первая, «Шедевры мировой фотографии моды» в Мультимедиа Арт Музее, Москва (МАММ), знакомит с классикой жанра, а вторая, «Хорошее воспитание» в Московском музее современного искусства (MMOMA), демонстрирует творческие поиски молодых российских фотографов, поддерживаемых Фондом.

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Экспозиция в МАММ. «Коллекция Фонда Still Art. Шедевры мировой фотографии моды». Фото: Фонд Still Art

Обращаясь к ряду хрестоматийных работ из коллекции Елены Карисаловой, рассказываем, почему fashion-фотография занимает важное место в истории фотоискусства и какова ее эстетическая и концептуальная ценность.

Начало

Фотография и индустрия моды развивались параллельно: в 1840-х годах наряду с дагеротипными ателье начали распространяться и предметы гардероба фабричного производства. Взаимовыгодный союз они, фотография и мода, заключили на рубеже XIX–XX веков, став более доступными: снимки широко воспроизводились типографским способом, а полки магазинов заполнила готовая одежда (мы можем называть ее на французский манер — прет-а-порте — или по-английски — ready-to-wear, но не стоит забывать и слово «реди-мейд», которое художник Марсель Дюшан позаимствовал для своих объектов как раз в витринах американских магазинов).

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Экспозиция в МАММ. «Коллекция Фонда Still Art. Шедевры мировой фотографии моды». Фото: Фонд Still Art

От этого союза родилась fashion-фотография, которая заявила о себе на страницах модных журналов.

Издания, посвященные моде и стилю жизни, возникли во второй половине XIX  века: Harper’s Bazaar появился в 1867 году, а Vogue — в 1892-м. Иллюстрации для них создавались в основном художниками, но порой проскальзывали и фотографии. Так, в 1888 году на обложку Harper’s Bazaar поместили снимок модели, а ныне забытый парижский еженедельник La Mode Pratique, выходивший с 1891 по 1951 год, даже публиковал цветные фотоизображения.

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Мелвин Соколски. «Пузырь на Сене». 1963. Фото: Фонд Still Art

Назвать эти единичные примеры fashion-фотографией можно лишь с оговорками. Новый жанр начал складываться тогда, когда за дело взялись фотохудожники, привнесшие в работу свою индивидуальность. Случилось это только в 1910-х годах, после того как журнальная империя Condé Nast перевыпустила в новом формате, в виде ежемесячников, Vogue и Vanity Fair, а медиамагнат Уильям Рэндольф Хёрст выкупил Harper’s Bazaar. Издания боролись за фотографов-новаторов, и фотография начала укреплять свои позиции, показав, что может быть не менее содержательной, чем текст.

Стиль

Первым штатным fashion-фотографом в Vogue стал барон (хотя, как говорят, отнюдь не голубых кровей) Адольф де Мейер. Верный пикториалистической манере, сближавшей фотоискусство с живописью, он использовал мягкий фокус и задний свет. После него главным фотографом в Condé Nast был назначен Эдвард Штайхен, чьи работы были пронизаны духом ар-деко.

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Хорст и Мар- тин Мункачи" Хорст П. Хорст. «Корсет от Мейнбокера». 1939. Фото: Фонд Still Art

Две влиятельные фигуры в фотоискусстве 1930-х годов — Хорст П. Хорст и Мартин Мункачи — были полной противоположностью друг другу. Хорст, в эстетике которого соединились неоклассицизм и сюрреализм, тщательно выстраивал каждый кадр и добивался от моделей безукоризненного позирования — гармонично сложенные, они напоминают на его снимках прекрасные античные статуи.

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Хорст П. Хорст. Кадр для обложки американского журнала «Vogue». 1941. Фото: Фонд Still Art

Мункачи, который в начале карьеры освещал спортивные события как фоторепортер, привнес в fashion-фотографию непринужденность и динамизм: он вывел моделей из студии и снимал их на улицах и пляжах (и непременно в движении). Мункачи открыл дорогу таким фотографам, как Ричард Аведон и Уильям Кляйн, которые заявили о себе уже в послевоенное время. Первый снимал моделей так, будто они отрываются от земли и взмывают ввысь, второй положил начало уличным фотосессиям без постановочных кадров.

Лоск и простота, поза и озорство, гламур и панк в модной фотографии оттеняли друг друга и в дальнейшем. В 1990–2000-х этот контраст проявился с новой силой: пока одни фотографы — такие как Юрген Теллер — воспевали брутальность самой жизни и любительскую (анти)эстетику, другие, вроде Энни Лейбовиц, выстраивали дорогостоящие мизансцены и в редакторах доводили фотографии до совершенства.

Авангард

Хотя fashion-фотография возникла тогда же, когда в искусстве одна за другой совершались революции, выковавшие абстракцию, кубизм, футуризм, дадаизм и сюрреализм, сама она не была авангардным явлением. Но впоследствии она хорошо усвоила уроки авангарда, и прежде всего сюрреализма.

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Ги Бурден. Рекламная кампания. 1973. Фото: Фонд Still Art

Один из «учителей», экспериментатор Ман Рэй, зарабатывал fashion-съемками с 1920 по 1940 год. Он запечатлел атласное вечернее платье от Эльзы Скьяпарелли, используя «фирменную» технику соляризации, а для Harper’s Bazaar снял модель на фоне своей картины с алыми женскими губами, парящими в небе. В 1951 году будущая легенда fashion-фотографии, 22-летний Ги Бурден, заявился в парижскую студию Ман Рэя, мечтая познакомиться с мэтром и перенять его опыт. Знаменитый кадр Бурдена, где несколько пар рук с накрашенными ногтями закрывают глаза модели, — это оммаж работе Ман Рэя, в которой руки тянутся к маске для электротерапии лица от Elizabeth Arden.

Эрвин Блюменфельд, в отличие от Ман Рэя, не вошел в историю как художник, хотя он и вращался в кругу немецких дадаистов и создавал рисунки, коллажи, фотомонтажи. Зато Блюменфельд стал, вероятно, самым последовательным и знаменитым сюрреалистом среди fashion-фотографов: модели в его объективе будто растворяются, искривляются, распадаются на элементы. Именно он создал культовую обложку номера журнала Vogue, вышедшего в январе 1950 года: из белой пустоты проявляются ярко накрашенный глаз с изогнутой бровью, губы и родинка.

Гьен Мили, подобно футуристам, научился ухватывать движение, в том числе симультанное — одна из его работ напрямую цитирует картину Дюшана «Обнаженная, спускающаяся по лестнице». Впрочем, fashion-фотографы вели диалог не только с современным искусством, но и с искусством прошлых веков. Так, Мелвин Соколски, вдохновившись «Садом земных наслаждений» Иеро­нима Босха, создал в 1963 году для Harper’s Bazaar серию фантастических снимков, в которых модель путешествует в прозрачном пузыре по улицам и крышам Парижа — и даже опускается на поверхность Сены.

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Стивен Майзел. «Линда как София. Линда Евангелиста». 1990. Фото: Фонд Still Art

Смысл

В 1940 году свет увидел труд Джона Флюгеля «Психология моды», а эпиграфом к нему послужили слова французского писателя Анатоля Франса: «Если бы мне разрешили выбрать несколько книг, которые будут опубликованы через 100 лет после моей смерти, я бы просто взял журнал моды, чтобы посмотреть, как одеваются женщины. И эти воланы сообщили бы мне больше о будущем человечества, чем все философы, писатели, проповедники и профессора вместе взятые». Действительно, в fashion-фотографиях слышен не только писк моды, но и голос эпохи. И даже не улавливая некоторые коннотации, мы понимаем, что эти изображения хранят нечто большее, чем кажется на первый взгляд.

Большинство обложек Vogue, сделанных во время Второй мировой войны, выглядят так, будто никакой войны нет и в помине (среди них — и сенсационная обложка Хорста с моделью в белом купальном костюме, удерживающей пальцами вытянутых вверх ног большой красный шар). Пока документальная фотография стремилась транслировать правду о лишениях и разрушениях, модная показывала мечту, делая разрыв между действительным и воображаемым еще более драматичным.

Но бывает и наоборот — когда реклама возвращает с небес на землю. Работая над «кампейном» для бренда Benetton в конце 1980-х — 1990-х годах, Оливьеро Тоскани решил со всем постмодернистским цинизмом озадачить зрителя неудобными вопросами о политике, неравенстве и смерти. Где-то одежда все-таки попадает в кадр, но другие снимки представляют собой чистые остросоциальные послания: три одинаковых на вид человеческих сердца принадлежат, как гласит наложенная сверху надпись, людям разных рас, а на обнаженных ягодицах виднеется штамп «ВИЧ-положительный». Эти примеры демонстрируют, что fashion-фотография не обязана говорить только о моде — и даже показывать ее, как бы парадоксально это ни звучало.

Женщина

На заре fashion-фотографии моделями служили графини, жены промышленников, куртизанки, артистки водевилей и варьете — часто они позировали в одежде, купленной или сшитой специально для них. С развитием модной индустрии и шоу-бизнеса их заменили профессиональные манекенщицы и актрисы, демонстрирующие рекламные образцы вещей. На страницах модных журналов, за редким исключением, появлялись именно женщины, увиденные через объектив фотографов-мужчин. Такая нехитрая статистика вызывала бурную критику со стороны теоретиков фотографии. Но можно взглянуть на это и с другого ракурса: модная съемка зафиксировала момент, когда женщина начала презентовать сама себя, а не состояние своего покровителя.

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Лиллиан Бассман. «Воздушный поцелуй. Барбара Мюллер». Harper’s Bazaar. 1950. Фото: Фонд Still Art

Лиллиан Бассман — одна из немногих женщин среди мэтров fashion-фотографии XX века. «Между мной и моими моделями присутствует внутреннее спокойствие: им не приходится соблазнять меня, как фотографов-мужчин», — говорила она. Бассман использовала инновационные техники печати, чтобы получать изображения, похожие на рисунки углем. Мягкие, растекающиеся контуры порой превращали ее моделей почти в абстракции.

Вклад Бассман в развитие жанра, по ее собственным словам, состоял в том, что она привнесла в него «женский взгляд на сокровенные женские чувства». Мужской взгляд, впрочем, тоже выхватывал нечто важное. Снимок модели в расшнурованном корсете, принесший в 1939 году мировую славу Хорсту П. Хорсту, ознаменовал освобождение женщин от этой удушающей детали гардероба и обозначил их новую социальную роль: с приходом войны им пришлось заменить отцов, мужей и сыновей в полях и у станков.

Женщина в fashion-фотографии имеет десятки разных амплуа: иногда она предстает властной и уверенной, как у Хельмута Ньютона, иногда — комичной, на что обратил внимание философ Ролан Барт («ее поза и мимика чрезмерно карикатурны, она несообразно широко расставляет ноги, нахлобучивает себе на голову сразу шесть шляпок»). Примеряя разные образы, женщина становится все ближе к зрителю: в начале века она — холодная и отстраненная дива, а в конце — знакомая миллионам супермодель, которая широко улыбается в камеру или дурачится с подругами, как в работах Питера Линдберга и Стивена Майзела.

Коллекция

Коллекциями fashion-фотографии располагают крупнейшие музеи мира: Музей современного искусства (MoMA, Нью-Йорк), Музей Гетти (Лос-Анджелес), Национальная портретная галерея (Лондон). Среди частных почитателей этого жанра — швейцарка Никола Эрни и британский певец Элтон Джон. Но это все за рубежом. В России единственная представительная коллекция фотоискусства XX–XXI веков с прицелом на фотографию моды принадлежит Елене Карисаловой. Для управления собранием, начало которому было положено более 20 лет назад, она основала Фонд Still Art (в названии обыгрывается понятие «стоп-кадр»), и недавно он отметил пятилетие.

Сейчас в собрании Фонда более 300 произведений 60 мэтров fashion-фотографии. Человеку, неискушенному в вопросах коллекционирования, число 300 может показаться не слишком грандиозным, учитывая, что речь идет не о рукотворных произведениях, но надо понимать: охота за уникальными фотоработами сравнима с охотой за живописью или графикой. Чтобы заполучить шедевры, мало отслеживать аукционные торги, — нужно налаживать контакты с авторами и наследниками, а порой уговаривать других коллекционеров расстаться с ценными приобретениями. «Бум на рынке fashion-фотографии случился в конце 1990-х годов, и основные работы за десять лет были распроданы, они разъехались по музеям и частным собраниям, — рассказала в интервью нашей газете Елена Карисалова. — Сформировать в 2000-х коллекцию из лучших имен было задачей не из легких. Однако именно в этом я вижу нашу миссию: мы собираем авторские отпечатки, отражающие развитие всего жанра, эволюцию вкусов и взглядов мастеров, развитие этого направления искусства в целом за 100 лет. Мы не спешим, это интересный путь».

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Жан-Мари Перье. «Ив Сен-Лоран в своей квартире в Париже и Сибил Бак». 1995. Фото: Фонд Still Art

Жемчужины коллекции Фонда Still Art сверкают сейчас на выставке «Шедевры мировой фотографии моды» в Мультимедиа Арт Музее, Москва (до 18 августа). «У нас показаны не просто произведения звезд мировой фотографии из коллекции Фонда, а знаковые фотографии, ставшие визитными карточками художников. В карьере каждого фотографа таких снимков обычно всего несколько. Объединенные в рамках одной экспозиции, они позволяют проследить творческие инновации каждого из авторов и то, как они влияли друг на друга», — говорит директор МАММ Ольга Свиблова.

Ричард Аведон, Патрик Демаршелье, Энни Лейбовиц, Хельмут Ньютон, Ирвин Пенн — здесь собраны сливки разных поколений фотографов, а многие произведения знакомы даже тем, кто никогда не листал модных журналов. Разглядывая авторские винтажные отпечатки и малотиражные работы (некоторые и вовсе существуют в единственном экземпляре), понимаешь, что особой художественной ауры они все-таки не лишены, что бы ни писал в свое время Вальтер Беньямин.

Помимо фотоклассики глянца, Фонд Still Art имеет солидную коллекцию работ Александра Родченко — изобретателя головокружительных ракурсов. Также Фонд популяризирует творчество Наума Грановского, «московского летописца» и певца архитектуры, и Владимира Лагранжа, главного фотографа оттепели (ретроспективы трех мастеров, подготовленные Фондом совместно с Галереей Люмьер, путешествуют по городам России).

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Стивен Майзел. «Кэролин Мёрфи». 2012. Фото: Фонд Still Art

Чтобы отразить широкий диапазон коллекции, Фонд запустил собственную издательскую программу. На сегодняшний день выпущено более десяти монографий и альбомов, посвященных как fashion-фотографии, так и творчеству отдельных авторов.

Россия

Отечественная fashion-фотография развивалась с большим запозданием. Снимок из советского журнала мод легко выдает себя: он безлик, — и эту безликость не могли замаскировать даже уверенное позирование манекенщицы или одежда актуального кроя. Западный глянец пришел в Россию после перестройки: Cosmopolitan — в 1994-м, Harper’s Bazaar — в 1996-м, Marie Claire — в 1997-м, Vogue — в 1998-м. Наверстать упущенное было сложно: иллюстрации в новых журналах зачастую напоминали ушедшие в прошлое западные образцы. Впрочем, появились и настоящие мастера, такие как Владимир Глынин, Влад Локтев, Владимир Фридкес — примечательно, что впоследствии они перепрофилировались в фотохудожников и сосредоточились на арт-проектах. Фридкес (тот самый F из арт-группы AES+F) контрабандой протащил в современное искусство эстетику рафинированного глянца, в каком-то смысле нарушив шаблон, ведь прежде fashion-фотографы, переходя на территорию совриска, обращались к чему-то нарочито нефотогеничному. Так, Ирвин Пенн на своей выставке в MoMA в 1975 году выставил снятые крупным планом окурки.

Сегодня для нашей fashion-фотографии вновь наступили не самые радужные времена: Condé Nast, Hearst и некоторые другие издательства отозвали лицензии на выпуск своих журналов в России. Но усилиями Фонда Still Art молодые фотографы получают серьезную поддержку. Еще в 2021 году Елена Карисалова учредила грантовую программу, помогающую искать таланты. Ее призерам открываются возможности, подчас недоступные молодым авторам: собственная музейная выставка, выпуск монографических альбомов, печать работ в разных форматах и техниках, — все это позволяет им отточить стиль и двигаться вперед.

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Патрик Демаршелье. «Кристи Тарлингтон, Линда Евангелиста, Синди Кроуфорд, Карен Мюлдер, Элейн Ирвин, Ники Тейлор, Ясмин Гаури, Клаудия Шиффер, Наоми Кэмпбелл, Татьяна Патитц». Фото для обложки Vogue USA. 1992. Фото: Фонд Still Art

В рамках издательской программы Фонда уже были напечатаны альбомы Дмитрия Булина «Диалог», Данилы Головкина Faces и Юлии Майоровой «Режим тишины». На выходе из типографии альбом Алексея Дунаева, подготовленный к еще одной выставке, открывающейся в августе в МАММ. «Помогать молодым — это особая ответственность, — говорит Ольга Свиблова. — Мало кто умеет разглядеть талант в тот момент, когда „звезды зажигаются“. Именно юность, как правило, является для художника тем временем, когда он фонтанирует новыми идеями. Не все умеют оставаться молодыми на протяжении творческой карьеры. Когда автор становится звездой, весь мир начинает охотиться за его ранними произведениями. Фонд Still Art, благодаря грантовой программе, позволяет разглядеть дар фотографа в момент, когда ему максимально нужны помощь и поддержка».

Выставка «Хорошее воспитание» в ММОМА (до 18 августа) показывает, что может собственных Хельмутов Ньютонов российская земля рождать: там представлены работы призеров грантовой программы Фонда. В экспозиции — выразительная серия Дмитрия Булина «Красота за 5 долларов», в которой модели демонстрируют действие бьюти-гаджетов с китайского маркетплейса, чарующий проект Алексея Дунаева Tuna, вдохновленный блеском чешуи выброшенного на берег тунца, чувственные женские фотопортреты Егора Шабанова и элегантные мужские — Николая Ефимцева, сюрреалистические миры Сергея Клычихина и человечные работы Булата Арсланова.

Выставка знаменует собой начало долгосрочного сотрудничества Фонда Still Art и ММОМА. «Мы планируем собирать подобные выставки каждые два года и таким образом знакомить зрителей с новыми именами. Важной частью программы мы считаем работу с регионами — мы собираемся обеспечить авторам настоящее выставочное турне по другим городам.

Мода как голос эпохи: о чем говорит fashion - фотография

Энни Лейбовиц. «Алиса в Стране чудес: Наталья Водянова, Донателла Версаче и Руперт Эверетт». 2003. Фото: Фонд Still Art

Вдохновившись работами и успехом лауреатов гранта, возможно, фотографы и художники в регионах также захотят заявить о себе, а музей и Фонд будут рады оказать им поддержку», — делится подробностями Василий Церетели, исполнительный директор музея и член экспертного жюри грантовой программы Фонда. Также будут организованы программа резиденций для фотографов и разнообразные образовательно-просветительские мероприятия, направленные на популяризацию fashion-фотографии.

Модная фотография — куда более многогранное и сложное явление, чем может показаться. Философ Марк С. Тейлор точно сформулировал присущее ей противоречие: «Маркируя что-то как „модное“, мы, с одной стороны, признаем это разумным, утонченным и своевременным, а с другой — тривиальным, незначительным и мимолетным». Выставки и проекты Фонда Still Art позволяют убедиться в том, что, демонстрируя нечто «своевременное», но «мимолетное», сама fashion-фотография оказывается актуальной вне времени, имея высокую художественную и концептуальную ценность. И в этом заключается неоценимый вклад Фонда в развитие fashion-фотографии и ее утверждения как вида искусства. 

Источник: www.theartnewspaper.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.