Ансельм Кифер: «Я разрушаю свои работы, потому что не могу создать шедевр»

0 170

Ансельм Кифер: «Я разрушаю свои работы, потому что не могу создать шедевр»

Ансельм Кифер с «Картинами, которые сгорят и немного осветят путь» — одной из его монументальных работ, название которой взято из труда венецианского философа Андреа Эмо, отражающего его собственную практику уничтожения и воскрешения картин.

Фото: Georges Poncet/Anselm Kiefer

Классик современного искусства, чья выставка «Падшие ангелы» идет в Палаццо Строцци во Флоренции, рассуждает о добре и зле, исчезновении границ в новом мире, уничтожении картин и непостоянстве славы. И еще о том, почему размер не имеет значения

Живущий во Франции немец Ансельм Кифер, мастер мифического и грандиозного, на протяжении полувека создавал свой «бренд», став одним из главных представителей монументального искусства в мире. Художник известен тем, что критикует послевоенную идентичность Германии, опираясь на ряд культурных, литературных и философских источников, и работает в разных техниках — от картин и фотографий до скульптур и инсталляций. В 1992 году Кифер переехал во Францию. Там он приобрел La Ribaute, бывшую шелковую фабрику в коммуне Баржак на юге страны. Это место преобразовалось в целый комплекс студий, включающий в себя павильоны, уличные инсталляции, подземные помещения и пятиуровневый бетонный амфитеатр (получилось нечто вроде гигантского муравейника, только для людей). До 2007 года художник жил в доме на участке площадью 40 га в 70 км к северо-западу от Авиньона, а затем переехал в новую студию в Круасси-Бобур на окраине Парижа.

Несмотря на почтенный возраст (ему 79), Кифер заставляет о себе говорить, создавая новые громкие работы. В 2007 году он представил инсталляцию «Атанор» с панно высотой 10 м, созданную для египетских залов Лувра по заказу музея. В 2020 году Киферу поручили оформить парижский Пантеон — к перенесению туда праха писателя Мориса Женевуа. Нынешняя выставка художника «Падшие ангелы» в Палаццо Строцци во Флоренции (до 21 июля) затрагивает эпические темы, связанные с религией, историей и литературой, побуждая посетителей, по словам организаторов, «пересмотреть привычные отношения между духовным и материальным».

Ансельм Кифер: «Я разрушаю свои работы, потому что не могу создать шедевр»

Выставка «Падшие ангелы» идет в Палаццо Строцци во Флоренции. 2024.

Фото: Ela Bialkowska, OKNO Studio/Anselm Kiefer

Первое монументальное произведение, которое зрители видят на вашей выставке в Палаццо Строцци, — это «Падение ангела» (2022–2023), огромная картина в атриуме, основанная на фрагменте из Откровения Иоанна Богослова — сцене битвы между архангелом Михаилом и мятежными ангелами.

Эта история меня всегда интересовала, потому что она отражает состояние мира.

Это птица. И она так несовершенна. Жизнь так ужасно устроена. Человечество ведет войны с самого начала, и это никак не закончится. И существует теодицея (религиозно-философская попытка примирить существование зла и несовершенства в мире с благостью, премудростью, всемогуществом и правосудием Творца. — TANR), буквально оправдание Бога — учение, которое доказывает, что мир хорош, потому что Бог добр. Бог-то добр, но мир — нет. Готфрид Лейбниц (немецкий философ XVII века. — TANR) однажды сказал, что мы живем в лучшем [реальном] мире из всех [воображаемых] возможных. Но когда в Лиссабоне в 1755 году произошло землетрясение, он изменил свои взгляды. Христианство утверждает, что Бог — лучшее, что можно себе вообразить; он все знает, он все решает. В этом я вижу огромное противоречие.

Вас беспокоит текущее состояние мира и человечества?

Да, и на данный момент больше, чем раньше, потому что мир стал более сложным. В 1970–1980-х годах он был биполярным: Запад и Восток. Тогда казалось, что все проще. Все было ясно. Раньше граница была четкой. Но даже тогда было опасно. Я лично знаю о трех ситуациях, когда атомная бомба взорвалась не на войне, а по ошибке.

Ансельм Кифер: «Я разрушаю свои работы, потому что не могу создать шедевр»

Выставка «Падшие ангелы» идет в Палаццо Строцци во Флоренции. 2024.

Фото: Ela Bialkowska, OKNO Studio/Anselm Kiefer

Тему падшего ангела, мятежника, падающего в бездну, продолжает картина «Люцифер» (2022–2023) в первом зале выставки.

Да, Люцифер — это соратник Бога, который действует против Всевышнего и в конце концов проигрывает архангелу Михаилу. Далее в экспозиции будут «Облученные картины», которые я разрушил с помощью облучения.

ДОСЬЕ

Ансельм Кифер
Художник

Год и место рождения 1945, Донауэшинген, Германия

Живет и работает Париж, Франция

Образование 1966–1969 Государственная академия изобразительного искусства, Карлсруэ и Фрайбург, Германия

Ключевые выставки

1980 Павильон Западной Германии на 39-й Венецианской биеннале, Венеция

1988 Музей современного искусства (МоМА), Нью-Йорк

2001 Музей современного искусства «Луизиана», Хумлебек

2007 Monumenta, Гран-пале, Париж

2014 Королевская академия художеств, Лондон

2015 Центр Помпиду, Париж

2022 Дворец дожей, Венеция

Еще…

Практика разрушения, включая картины, которые вы создавали, погружая полотна в электролизные ванны, стала ключевой для вас на протяжении десятилетий, с 1983 по 2023 год. Более 60 таких работ заняли стены и потолок одного из самых больших залов в Палаццо Строцци.

Да, это отражение мира как борьбы противоположностей, добра и зла. Я их разрушаю, потому что не могу создать шедевр.

Ансельм Кифер: «Я разрушаю свои работы, потому что не могу создать шедевр»

Выставка «Падшие ангелы» идет в Палаццо Строцци во Флоренции. 2024.

Фото: Ela Bialkowska, OKNO Studio/Anselm Kiefer

То есть вы считаете, что никогда не создавали шедевров?

Нет. Я все время пытаюсь, но не могу, таланта не хватает. Я никогда не планирую закончить картину. В моем случае она никогда не закончена. У меня так много работ! Если приедете в мою студию в Париже, увидите целый ряд контейнеров, в которых хранятся картины с конца 1960-х годов до наших дней.

На выставке во Флоренции вы показываете фотосерию «Героические символы» (1969), где позируете с поднятой правой рукой, воспроизводя нацистское приветствие. И это отражает ваше отношение к той темной эпохе немецкой истории. Интересно, зачем вы снова выставляете эти фотографии.

Если нужно показать ретроспективу моего творчества, то она начинается с этой серии. Это просто пример моей практики. Я бы не стал делать что-то подобное сейчас, я создавал это в конце 1960-х годов. Тогда никто в Германии не рассуждал о Второй мировой войне, понимаете? Но сейчас каждый день по телевизору вспоминают о той эпохе. Так что никто не может сказать, что больше не причастен к этому, теперь все причастны.

В 2014 году вы заявили, что «постоянно расковыриваете открытую рану немецкой истории». Как вам кажется, все искусство по своей сути политическое?

Да, это открытая рана. Это очевидно. И она все еще кровоточит. Сейчас в Германии политики также возвращаются к этому времени. Художник (любой, и я в том числе) не может не быть вовлеченным в события. Я читаю газеты, слежу за новостями. Так что автоматически я вовлечен в политику.

Ансельм Кифер: «Я разрушаю свои работы, потому что не могу создать шедевр»

Выставка «Падшие ангелы» идет в Палаццо Строцци во Флоренции. 2024.

Фото: Ela Bialkowska, OKNO Studio/Anselm Kiefer

Если говорить о политике. В 2022 году в открытой дискуссии с Майклом Гованом, директором Художественного музея округа Лос-Анджелес, вы сказали: «Границы — самая скучная вещь в мире».

Человеку нужны границы, иначе он не сможет существовать. Мы обозначаем границы даже между звездами, объединяя их в созвездия и раздавая им символы.

При этом все границы бесконечно гибки. Но вода, уровень моря, поднимется, я не знаю, на сколько метров. Так что в будущем человечество столкнется с проблемой великой миграции. Мы должны быть готовы к этому уже сейчас. Хотя об этом никто не говорит.

Вим Вендерс снял о вас документальный фильм «Ансельм» (2023). В нем показан ваш процесс работы в студии в Круасси-Бобур и в вашем огромном поместье La Ribaute. Ваша телесность — то, как вы поджигаете картины огнеметом, а затем тушите их, — гипнотизирует.

Я танцую у себя в студии. Я танцую перед своими картинами. Знаете, что сказал Фридрих Ницше? «Моя философия — это танец». Это часть телесности. Он сказал это, потому что был не очень физически развит, он был болен. Он всегда мечтал, танцевал [разрабатывал] свою философию. На моих картинах горит солома, но и сами картины иногда горят. Кто-то охлаждает холст, но краски горят.

Ансельм Кифер: «Я разрушаю свои работы, потому что не могу создать шедевр»

Кадр из фильма Вима Вендерса «Ансельм» (2023), где видна инсталляция Кифера «Небесные дворцы» (2003–2018), серия шатких башен, построенных из сложенных друг на друга бетонных отливок транспортных контейнеров.

Фото: Sideshow and Janus Films

А La Ribaute — это ваша версия музея?

Это вообще не музей. Я до сих пор там работаю. Это как картина: начал, продолжаю, добавляю. Теперь там фонд («Эсхатон» — Фонд Ансельма Кифера. — TANR), и, когда я умру, он останется там. Мое наследие не распыляется, потому что неприкосновенно, и это хорошо.

Это будет ваш мемориал?

Вы подали мне идею. Наверное, мне надо спросить у мэра, можно ли меня там похоронить. Смерть не ужасна, я каждый день думаю о смерти. Это часть жизни. Без смерти у вас не было бы такой жизни.

Интересует ли вас слава, известность?

Во мне борются две противоположности. Я амбициозен, но мне кажется, что стремление прославиться очень наивно. Знаете, многие художники были знамениты при жизни, а сегодня про них все забыли. Так что слава относительна. В 1980-е годы я стал своего рода звездой. Но не осознавал этого, меня всегда волновала только моя работа. Однажды в ту пору я приехал в Нью-Йорк, и две дамы из иммиграционной службы подошли ко мне и отвели меня в сторону, чтобы помочь оформить въездные документы без очереди. Тогда я подумал: «Наверное, вот она, слава».

Ансельм Кифер: «Я разрушаю свои работы, потому что не могу создать шедевр»

Выставка «Падшие ангелы» идет в Палаццо Строцци во Флоренции. 2024.

Фото: Ela Bialkowska, OKNO Studio/Anselm Kiefer

Но у вас есть определенный карт-бланш и привилегии. Не всякий художник может занять Дворец дожей в Венеции, как это сделали вы со своей выставкой в 2022 году.

Конечно, не всякий. Есть и другие известные художники. Скажем, Вия Целминьш (американская художница латышского происхождения. — TANR). Она не взялась бы за Дворец дожей, но она хороша. Она создает маленькие вещи. Эти точечки, море и звезды.

Из этого следует: публика считает, что вы художник-монументалист.

Ерунда! Мой любимый художник, творивший на Кубе в конце 1950-х годов, — Виллем де Кунинг. Его гаванские картины размером, по-моему, 80 на 70 см, и они монументальны. Монументальность — это не про размер. Это про характер картины. Миниатюра может быть монументальной. Масштаб совершенно не важен.

Ансельм Кифер: «Я разрушаю свои работы, потому что не могу создать шедевр»

Ансельм Кифер. «Небесные дворцы»

Фото: Pirelli HangarBicocca

Вы цитируете множество авторов, оказавших на вас влияние, включая Жана Жене, Мартина Хайдеггера и румынского поэта Пауля Целана. Так, на выставке в Палаццо Строцци работа «Одинокое место» (2019–2023) отсылает к сюрреализму Раймона Русселя.

У меня большая библиотека. Утром, перед тем как приступить к работе, я брожу меж стеллажей, беру какую-нибудь книгу и открываю ее. Так что я всегда общаюсь с великими из других веков. Они — мои критики.

А как насчет измов в истории искусства? Футуризм, например, до сих пор недооценен.

Я думаю, что идеи футуристов, теория, замыслы были неплохими. Но результаты? Я бы переписал их всех. Но я бы хотел, чтобы эти картины оказались у меня в мастерской. Я бы точно из них что-нибудь сделал.

Палаццо Строцци, Флоренция
Ансельм Кифер. «Падшие ангелы»
До 21 июля


Источник: www.theartnewspaper.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.