Министерство культуры Италии разобралось, кто свой, а кто чужой

0 21

Министерство культуры Италии разобралось, кто свой, а кто чужой

Пинакотека Брера. 2020.

Фото: AP Photo/Luca Bruno/ТАСС

Содержание:

В художественных кругах страны бурно обсуждают серию назначений новых директоров музеев, среди которых Галерея Уффици, Музей Каподимонте и Пинакотека Брера. Согласны с кадровой политикой Минкульта далеко не все

Большая перестановка кадров, произведенная Министерством культуры под занавес минувшего года, вызвала в Италии существенный резонанс. Назначены десять новых директоров крупных музеев по всей стране, причем предпочтение отдано соотечественникам, а не иностранцам. По словам премьер-министра Джорджи Мелони, новые люди «вернут музеи к жизни». Критики утверждают, что процесс отбора представлял собой «распределение государственных должностей между сторонниками победившей партии» и кабинеты заняли недостаточно квалифицированные претенденты — просто в силу своих «правильных» политических взглядов.

Судя по всему, министр культуры Дженнаро Санджулиано решил отказаться от начатой его предшественником реформы, целью которой было «привнести международные таланты в агонизирующий музейный сектор страны». В 2014 году тогдашний министр культуры, представитель левоцентристской Демократической партии Дарио Франческини пролоббировал новый закон, дающий крупным государственным музеям и археологическим объектам Италии больше свободы от решений правительства. В числе прочего предполагалось активно привлекать «супердиректоров»-иностранцев, что было для страны новшеством.

Министерство культуры Италии разобралось, кто свой, а кто чужой

Микеланджело Буонарроти. «Давид». 1501—1504. Галерея Академии, Флоренция.

Фото: Rowan Simpson/Unsplash

«Мы вместе с Франче­скини выступали за повышение качества музеев и открытость для иностранцев, — говорит Джулиано Вольпе, бывший советник Министерства культуры. — Ситуация при министре Санджулиано совершенно иная, потому что Италия замыкается в себе, это теперь националистическая Италия».

Частичная смена обоймы

Новые директора — люди с совершенно разным бэкграундом. Например, англо-канадского архитектора Джеймса Брэдбёрна, который долгое время руководил миланской Пинакотекой Брера, сменит Анджело Креспи, искусствовед и журналист, занимавший должность чиновника по культуре в последнем правительстве Сильвио Берлускони. Архитектор Рената Кристина Маццантини, ранее отвечавшая за художественные проекты в президентском дворце Квиринале в Риме, назначена главой Национальной галереи современного и послевоенного искусства вместо Кристианы Коллу. Алессандра Неччи, биограф таких исторических личностей, как Изабелла д’Эсте, принимает бразды правления сетью музеев Gallerie Estensi в Модене, Ферраре и Сассуоло.

Пожалуй, самым обсуждаемым стало новое назначение немецкого искусствоведа Айке Шмидта, одного из первых «супердиректоров», привлеченного в 2015 году. Получив итальянское гражданство в ноябре 2023-го, сейчас он возглавил Музей Каподимонте в Неаполе — после восьмилетнего (это максимальный срок) руководства флорентийской Галереей Уффици.

Министерство культуры Италии разобралось, кто свой, а кто чужой

Музей Каподимонте.

Фото: Francesco Pollasto/Wikimedia

Там его сменит Симоне Верде, ранее руководивший реконструкцией пармского музейного комплекса делла Пилотта.

Ряд топ-менеджеров «эпохи Франческини» лишился своих должностей. Среди них — немка Сесиль Хольберг, курировавшая реконструкцию флорентийской Галереи Академии, и Марко Пьерини, много сделавший для Национальной галереи Умбрии.

В открытом письме министру культуры Итальянское общество историков искусства (SISCA) и Университетский совет искусствоведения (CUNSTA) «выразили тревогу и разочарование» по поводу того, что в комиссии, занимавшейся отбором кандидатов и назначениями, из пяти человек двое были чиновниками Министерства культуры и лишь один — искусствоведом.

Массимилиано Росси, президент SISCA, рассказал The Art Newspaper, что новые назначения оказались «хуже, чем прогнозировалось», и «превзошли самые мрачные ожидания». И со вздохом добавил: «Предпочитают выдвигать людей без особых навыков».

Министерство культуры Италии разобралось, кто свой, а кто чужой

Галерея Уффици.

Фото: Terry Browning/Unsplash

Журналист Маурицио Криппа из издания Il Foglio заметил, что министерство продвигало чьих-то друзей и соратников. Он предположил, что некоторые назначения лоббировал историк искусства Витторио Згарби, замминистра культуры. В частности, в официальном пресс-релизе Згарби назвал Креспи «одним из моих самых опытных сотрудников» и поблагодарил министерство за «оказанное доверие» при выборе Маццантини.

В то же время Федерико Молликоне, депутат от партии «Братья Италии», ведающий вопросами культуры, уверен, что новые директора помогут увеличить посещаемость музеев. «Италия — мировая культурная сверхдержава, — заявил он. — Раньше наши музеи, к сожалению, играли скромную роль, но теперь, благодаря работе министра Санджулиано, они возвращаются к жизни».

Что ждет музейную «автономию»?

Между тем ряд мер по «обновлению крови» итальянских музеев и сокращению бюрократической волокиты задолго до Санджулиано предпринял как раз его предшественник Франческини. В результате его реформы в 2014 году первым 20 музеям и культурным объектам была предоставлена «особая автономия» от жесткого централизованного управления. Впоследствии список «автономных музеев» пополнился.

Правда, назначение директорами музеев иностранцев — 7 из первых запланированных 20 — уже тогда восприняли напряженно. В 2017 году административный суд региона Лацио отозвал несколько назначений, постановив, что высокие государственные должности могут занимать только итальянцы. Однако год спустя на решение наложил вето Государственный совет, высший административный суд Италии, что все же позволило кандидатам сохранить за собой места.

Министерство культуры Италии разобралось, кто свой, а кто чужой

Пинакотека Брера.

Фото: Frieder Blickle/The ERCO Light Factory

«Супердиректора», выбранные Франческини, в основном выполнили миссию, ради которой их брали, — провели глобальную реконструкцию и модернизацию работы ряда музеев. Так, Брэдбёрна хвалят за удачную трансформацию Пинакотеки Брера: в залах появились осмысленные этикетки, а дневные билеты были заменены программой членства, предусматривающей три месяца неограниченного посещения. Шмидт возродил умиравшую Галерею Уффици: начали появляться актуальные выставки, ожили соцсети, что помогло музею привлечь более молодую и продвинутую аудиторию.

Между тем команда Санджулиано все-таки продолжила как минимум одну из музейных реформ Франческини. Закон, принятый в ноябре 2023 года, предоставил «особую автономию» еще 17 музеям, в результате чего их общее количество достигло 60. Слияние Галереи Академии и Музея Барджелло во Флоренции повысило их статус в списках министерства: переход со «второго» уровня на «первый» дает больше независимости в принятии решений. Национальный археологический музей в Неаполе и Королевские музеи в Турине также попали в первую категорию.

По мнению Молликоне, расширение автономии — «ответственный шаг», который «позволит повысить качество и удобство использования» музеев и поможет директорам «оперативно принимать решения». Даже Вольпе, хотя и сокрушается по поводу явного конца «эпохи интернационализма» в итальянских музеях, полагает, что «особая автономия» будет сохранена — и надолго. «Теперь даже те, кто когда-то критиковал нас, уже не дадут задний ход», — уверен он. 

Источник: www.theartnewspaper.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.