Стоик, фанатик, визионер: выставка к 100-летию Владимира Вейсберга

0 131

Стоик, фанатик, визионер: выставка к 100-летию Владимира Вейсберга

Владимир Вейсберг. «Тюремщица».

Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Юбилейная экспозиция в ГМИИ им. А.С.Пушкина выстроена по хронологическому принципу и прослеживает эволюцию творчества Владимира Вейсберга от раннего, «цветного» периода к каноническому «белому на белом»

Приуроченная к 100-летию художника, выставка стала одновременно посвящением искусствоведу, куратору, старшему научному сотруднику отдела личных коллекций Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина Анне Чудецкой, трагически погибшей 28 ноября 2023 года. Являясь хранительницей фонда Владимира Вейсберга (а ГМИИ обладает самой большой коллекцией художника — здесь находятся две сотни его произведений), написав о нем диссертацию, издав книгу (ее название стало и названием выставки), Чудецкая начинала готовить это событие. Составленный ею список картин и разбивка их по залам датированы 9 ноября. Завершила работу ее коллега — куратор Елена Каменская.

Нет нужды представлять Владимира Вейсберга. Заметнейшая фигура советского искусства 1960–1980-х, создатель особого живописного стиля — «белое на белом». Чистой белой краски на его полотнах нет, они состоят из тысяч мазков различных оттенков, совокупно дающих эффект свечения. Эта переливчатая вибрация («живописные валёры», как называл их автор) с трудом поддается воспроизведению в книгах и на экранах. Конечно, любые картины желательно смотреть в оригинале, но вот Вейсберга никаким иным образом, кроме как непосредственно в выставочном зале, оценить невозможно.

Стоик, фанатик, визионер: выставка к 100-летию Владимира Вейсберга

Владимир Вейсберг. «Семья Щегловых».

Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Выставка построена по хронологическому принципу, по ней можно проследить эволюцию художника от ранних, насыщенных цветом работ (а он учился у Сергея Ивашёва-Мусатова, в свою очередь ученика Ильи Машкова) до классических молочно-туманных холстов. В последние годы наблюдается интерес как раз к неканоническому Вейсбергу — цветному. По словам Елены Каменской, в его ранних натюрмортах можно уловить эхо позднего «Бубнового валета» и московской школы живописи, прежде всего уроков Машкова.

Законченного художественного образования Владимир Вейсберг не получил, в Суриковский институт в 1947 году его не приняли. Университетами стали для него музеи, которые он посещал минимум раз в неделю (как раз в 1950-е, в пору его юности, в Москве прошел ряд программных выставок западного искусства).

Вейсберг вел жизнь стоика, его распорядок дня не менялся десятилетиями: он практически не покидал Москву, был более чем скромен в быту, каждое утро вставал к холсту, а по вечерам занимался рисунком с натуры. Фанатичная преданность искусству сделала его магнитом для алчущих строгих наставников молодых людей. У Вейсберга почти не было друзей по цеху, так как собственное художественное видение он считал единственно верным, зато его окружали многочисленные ученики.

Откровенные воспоминания о Владимире Григорьевиче оставили искусствоведы Елена Мурина и Дмитрий Сарабьянов (беседу с ними можно послушать на сайте «Устная история»). По их словам, уязвимость художника проистекала из его хрупкой психики: нервные срывы начались у него в детстве, после того как из семьи ушел отец; мать отправляла мальчика в психиатрические больницы, о которых он спустя десятилетия вспоминал с содроганием. Вспышки неуправляемого гнева не мешали проявлению таланта. Вейсберг был рефлексирующей личностью, человеком с широким кругозором: ходил в театры, много читал. Елена Мурина вспоминала о нем как о чрезвычайно интересном собеседнике.

Стоик, фанатик, визионер: выставка к 100-летию Владимира Вейсберга

Владимир Вейсберг. «Архитектурная композиция».

Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Переход к белой бестелесной живописи произошел у Вейсберга через науку — под впечатлением от структурной лингвистики. В 1962 году на симпозиуме по структурному изучению знаковых систем в Институте славяноведения АН СССР Владимир Григорьевич прочитал доклад «Классификация основных видов колористического восприятия», в котором разделил впечатления от живописи на мгновенные, долговременные и бесконечные. На выставке можно прочитать отрывки из этой работы.

Еще один зал посвящен рисункам. «Регулярное рисование обнаженной натуры было важной частью его практики, — комментирует куратор Елена Каменская. — Жесткая самодисциплина (утром — живопись, вечером — рисунок) помогала художнику примириться с реальностью». К моделям он был строг: девушки не могли пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы на пару минут опоздать.

В последних двух залах представлены те самые исчезающие в белой дымке натюрморты и женские бестелесные образы. Единственная, быть может, сложность восприятия живописи Вейсберга — обманчивое однообразие его работ. Смотреть его белые натюрморты в больших количествах (а он оставил после себя огромное наследие) непросто.

Всего в семи залах на первом этаже Галереи искусства стран Европы и Америки собрано около сотни произведений. За оформление выставки отвечает архитектор Анна Каменских.

Помимо коллекции Пушкинского музея, вещи на выставку предоставили партнер проекта фонд In artibus, Государственная Третьяковская галерея и музей «Ростовский кремль», а также ряд коллекционеров: Марк Курцер, Ивета и Тамаз Манашеровы и другие.

ГМИИ им. А.С.Пушкина
«От цвета к свету»
С 26 марта до 30 июня

Источник: www.theartnewspaper.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.