Турция спасает культурное наследие, пострадавшее от землетрясений

0 215

Турция спасает культурное наследие, пострадавшее от землетрясений

Центр инвентаризации и сортировки культурных обломков стал средоточием восстановительных работ в провинции Хатай.

Фото: ТАСC

Содержание:

Спустя год после разрушительной катастрофы на юге страны началась кропотливая работа по восстановлению тысяч разрушенных памятников. Первый этап — сортировка культурных обломков, но параллельно решаются и более амбициозные задачи

На одном из полей в южной турецкой провинции Хатай защитники культурно­го наследия вручную собирают исторические здания, больше года назад разрушенные во время землетрясения. Здесь, в Центре инвентаризации и сортировки культурных обломков, находящемся в ведении Министерства культуры, хранятся части архитектурных объектов, которые властям Антакьи, столицы провинции, удалось спасти после толчков магнитудой 7,8 и 7,5 баллов, произошедших на юге Турции и севере Сирии 6 февраля прошлого года и унесших жизни не менее 60 тыс. человек.

По словам Бетюль Киминсу, заместителя директора Главного управления по делам культурного наследия и музеев Турции, масштабы разрушений культурного наследия Антакьи настолько велики, что оставлять обломки на месте было попросту опасно. В сортировочном центре 90 тыс. кубометров материала вручную перебирают, каталогизируют и мониторят с помощью камер видеонаблюдения. «Сюда свезли все, что можно было спасти из развалин: камни, шкафы, потолочные крепления, чтобы однажды восстановить», — говорит Киминсу.

Этот кропотливый труд отражает размах восстановительных работ после землетрясения, ущерб от которого, по оценкам правительства, составил $103 млрд в 11 провинциях. Почти 8,5 тыс. культурных объектов пострадали на территории протяженностью 450 км. Из приблизительно 400 тыс. населения Антакьи погибло по меньшей мере 23 тыс. человек, а более половины зданий обрушились или оказались в состоянии, требовавшем сноса по соображениям безопасности.

В Античности город был известен как Антиохия. Здесь находится пещерная церковь Святого Петра — один из старейших в мире христианских храмов. По счастью, землетрясение не причинило ему вреда, но еще 15 церквей христианской общины, которая до сих пор живет в этой провинции, были либо разрушены, либо повреждены; пострадала и местная синагога.

Ферит Текбаш, председатель Центрального совета восточных христиан в Германии и уроженец Хатая, сообщил, что правительство почти полностью финансирует реконструкцию разрушенной церкви Святого Павла. Нынешнее здание этой греческой православной церкви построили после того, как предыдущее обрушилось в 1870 году, тоже в результате землетрясения.

Бетюль Киминсу рассказала, что землетрясение затронуло и Археологический музей Хатая, но его коллекция, включающая римские и византийские мозаики, а также двухтонную статую хеттского царя Суппилулиумы II, не пострадала. Институция планирует вернуться к работе в мае 2025 года после укрепления здания на случай новых землетрясений.

В руинах лежат мечеть Хабиб-и-Неккар, почитаемая как первый мусульманский молитвенный дом в Турции и место захоронения Иоанна Крестителя, а также здание парламента Хатая, построенное в краткий период независимости региона в 1930-е годы.

Турция спасает культурное наследие, пострадавшее от землетрясений

Сотрудники музея закрывают недвижимые исторические артефакты, чтобы защитить их от возможных землетрясений или обрушения здания после того, как часть археологического музея Хатая была повреждена в результате недавних землетрясений, что сделало некоторые помещения и залы непригодными для использования.

Фото: EPA/SEDAT SUNA/TASS

Политическая подоплека

Мечеть и парламент входят в число исторических зданий на территории двух районов Антакьи общей площадью 307 га, которые Министерство культуры планирует восстановить в первую очередь. По словам Киминсу, реконструкция завершится примерно через полгода. Критики утверждают, что у этой спешки есть политическая подоплека, связанная с весенними муниципальными выборами. Представители Палаты архитекторов провинции Хатай предупреждают, что директивный подход «сверху вниз», включавший в числе прочего экстренную экспроприацию, привлечет спекулянтов и вытеснит местных жителей. «Специалисты, в том числе такие же архитекторы, как и я, хорошо знакомые с архивами, информацией, оборудованием и данными, полученными при работе в этом городе, хотели принять участие, но все сделали без нас», — рассказывает Дениз Эмир, имеющий опыт восстановления десятков зданий в Антакье.

По его словам, перенос обломков в сортировочный центр нанес еще больший вред. Хотя из приблизительно 1,5 тыс. зданий в центре города официальный статус культурного достояния присвоен лишь трети, все остальные были столь же неотъемлемой частью городской застройки.

Председатель некоммерческого Совета Турции по дизайну Фуркан Демирджи рассказал, что его организация сотрудничала с местными жителями при разработке генерального плана восстановления отдельных частей Хатая, чтобы «сохранить у сообщества чувство идентичности, владения и принадлежности». Над генеральным планом при поддержке правительства работало около десятка турецких и зарубежных архитектурных фирм, в том числе Foster+Partners и Bjarke Ingels Group (BIG).

Вернуть городскую память

Согласно оценкам экспертов, ущерб, нанесенный культурным объектам в зоне землетрясения, достигает $2 млрд. В расположенном неподалеку от эпицентра землетрясения Кахраманмараше сильно пострадал Старый город: разрушены особняки XIX века — важные образцы османской гражданской архитектуры, обвалилась верхушка 500-летнего минарета Большой мечети.

В Кахраманмараше находятся выдающиеся памятники самых разных периодов — от Античности и Византийской империи до Сельджукидов, бейликов и Османов. Из них 407, как рассказывает губернатор провинции Мюкеррем Унлюэр, пострадали в разной степени либо были полностью разрушены. «Видеть руины этих зданий очень тяжело. Мы обязаны восстановить их как можно скорее, и у нас не может быть никаких оправданий не сделать этого», — считает он.

На фоне срочной нужды в полумиллионе домов по всему региону для переживших землетрясение (они до сих пор ютятся во временных убежищах) спасение культурного наследия может показаться блажью. Но Демирджи уверен, что восстановление исторических объектов поможет сохранить «городскую память и дать местным жителям возможность чувствовать связь с регионом».

Комплексный подход поддерживает и Ферит Текбаш. Он считает, что простое восстановление утраченных церквей не вернет на древнюю родину христиан, численность которых до катастрофы составляла несколько тысяч человек. «Духовным убежищем может служить только церковь, вокруг которой есть живое сообщество, — говорит Текбаш. — Сначала нужно заново выстроить дома, потом места работы. Иначе наши люди никогда не вернутся». 

Источник: www.theartnewspaper.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.