Третьяковка заново открывает Николая Ульянова

0 64

Третьяковка заново открывает Николая Ульянова

Николай Ульянов. «Парижская витрина». 1909–1911.

Фото: Государственная Третьяковская галерея

На протяжении жизни художник пробовал себя в самых разных жанрах и везде создавал выдающиеся произведения. Широкому зрителю запомнилась поздняя стадия его творчества — историческая живопись. Новая выставка показывает Ульянова во всем его многообразии

Из-за не очень подходящей для художника первой половины ХХ века фамилии живописец Николай Ульянов (1875–1949) в нашей коллективной памяти, увы, потерялся. Однако главное его произведение, «визитную карточку», припомнит, без сомнения, каждый бывший советский школьник, хоть и не зная имени автора. Это историческое полотно «А.С.Пушкин и Н.Н.Пушкина перед зеркалом в Аничковом дворце» (первый вариант создан в 1935–1937 годах) — то самое, с подчеркнутой разницей в росте супругов. Для более рафинированного зрителя «визитная карточка» другая — это прекрасная, как веласкесовская инфанта, «Принцесса» (1905), которую с 2010-х поместили в постоянную экспозицию Третьяковской галереи.

Выставка, открывающаяся в Инженерном корпусе, по словам куратора Людмилы Правоверовой, призвана показать Ульянова как автора гораздо более многостороннего. «Вроде бы он был всем известен, но никогда не привлекал особого внимания, — говорит Правоверова. — Мы буквально открываем Ульянова заново».

Третьяковка заново открывает Николая Ульянова

Николай Ульянов. «Кафе». 1917.

Фото: Государственная Третьяковская галерея

Для начала на афишу не поместят ни одно из двух упомянутых исторических полотен: ключевой картиной выбран совершенно не похожий на них авангардный «Автопортрет с парикмахером», который Ульянов писал с 1914 по 1923 год, превратив из запечатления случайного эпизода в философское произведение. Эта работа мгновенно вводит художника в ряд других заметных авангардистов.

Но однозначно поместить Ульянова в рамки какого-то конкретного стиля невозможно: слишком много стадий он прошел на протяжении своей 74-летней жизни. Сначала любил Илью Репина и старался писать как он. Затем стал помощником Валентина Серова и Константина Коровина, развив под их влиянием импрессионистический дар. После его привлекла театральная графика и совершенно неизвестный в России поздний прерафаэлит Джон Малер Кольер. В итоге за первые десятилетия века Ульянов прошел путь от символизма к экспрессионизму.

И его футуристические проявления, кстати, тоже поразительны. Картина «Качели» 1909 года, выставленная тогда же в Риме, заинтересовала самого Филиппо Томмазо Маринетти. Он послал Ульянову свои манифесты, но, как показало время, напрасно. Отметим, что название текущей выставки «Искусство без манифеста» — выражение самого Ульянова. Увы, те порази­тельные «Качели» сгинули после выставки в Мальмё в 1914-м. Однако в Третьяковке и Русском музее есть два их более поздних повторения, оба они представлены в текущем проекте.

Третьяковка заново открывает Николая Ульянова

Николай Ульянов. «Портрет поэта Вячеслава Ивановича Иванова». 1920.

Фото: Государственная Третьяковская галерея

Ярким психологизмом и необычным колоритом мгновенно приковывают внимание портреты современников, выполненные Ульяновым: Константина Бальмонта, Вячеслава Иванова, Константина Станиславского, Антона Чехова и прочих. Как театральный художник, он сотрудничал со Станиславским, Всеволодом Мейерхольдом, создавал декорации к театральным постановкам Михаила Булгакова в МХТ — «Дням Турбиных» и «Мольеру».

В 1930-х Ульянов, можно сказать, пришел к соцреализму. Но это был особенный путь соцреализма, с оттенком мирискусничества и эскапизмом в золотой XIX век. Одно из самых известных полотен того периода — «Лористон в ставке Кутузова» (1945). Это была успешная академическая карьера, которая и оставалась на виду после смерти художника. 

Государственная Третьяковская галерея
«Николай Ульянов. Искусство без манифеста»
С 20 марта до 21 июля

Источник: www.theartnewspaper.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.