Анна Сулимова: «Герои, вкус которых ощущается в залах Пушкинского с французским искусством, — это Екатерина Великая, Николай Юсупов и императрица Жозефина»

0 207

Анна Сулимова: «Герои, вкус которых ощущается в залах Пушкинского с французским искусством, — это Екатерина Великая, Николай Юсупов и императрица Жозефина»

Заведующая отделом искусства старых мастеров Анна Сулимова.

Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

В ГМИИ им. А.С.Пушкина обновили экспозицию французского искусства XVII — первой трети XIX века. Мы поговорили с куратором, заведующей отделом искусства старых мастеров Анной Сулимовой о том, как создавалась эта развеска и что в ней появилось нового

Вы возвращаете развеску во французских залах главного здания Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина в том виде, какой она была до 2021 года?

Нынешняя реэкспозиция — это возвращение французской живописи на привычные для посетителей музея маршруты. В основном контуре она повторяет ту постоянную экспозицию, которую мы открыли в 2006 году, после того как барбизонцы, импрессионисты и постимпрессионисты уехали в новое здание Галереи искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков. Но не могу сказать, что все будет висеть ровно так, как это было в 2006 году. Мы многое меняем, произошла переоценка некоторых произведений, сделаны новые открытия.

Анна Сулимова: «Герои, вкус которых ощущается в залах Пушкинского с французским искусством, — это Екатерина Великая, Николай Юсупов и императрица Жозефина»

Обновленная экспозиция французского искусства XVII — первой трети XIX века в ГМИИ им. А.С.Пушкина.

Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Как именно выставлялись эти экспонаты в застройке Патрика Уркада на первом этаже?

В 2021 году реэкспозиция, сделанная Патриком Уркадом, все-таки была вынужденным, временным решением. Надо было освободить место на втором этаже под два крупных выставочных проекта: «Бывают странные сближенья…» и коллекцию братьев Морозовых («Брат Иван. Коллекция Михаила и Ивана Морозовых». — TANR). Отмечу, что многие произведения из нашей коллекции участвовали в этих крупных выставках. Тогда Марина Девовна Лошак приняла верное решение — спустить итальянцев и французов XVII–XVIII веков отсюда вниз, а не прятать произведения в запасники. Количество экспонатов сократилось в два раза, ведь пришлось соседствовать с голландцами и фламандцами. К сожалению, в проекте Уркада почти отсутствовала скульптура и полностью отсутствовало декоративно-прикладное искусство. Но мы понимали, что это временно.

Как ваши экспонаты существовали в застройке 2021–2024 годов?

У застройки Уркада была одна особенность, которая делала ее не очень удобной для функционирования именно постоянной экспозиции. Дело в том, что он собрал ее из отдельных модулей: под каждую картину был сделан свой стенд, по ее размерам. Это нормально для временных выставок, которые длятся несколько месяцев. А для обычной жизни музея — нет. В постоянной экспозиции все время идет едва заметная взгляду ротация картин: одни уходят на реставрацию, другие выдаются на временные выставки. Когда мы снимаем такие работы, мы же не оставляем место пустым, а занимаем его другим произведением. В застройке Уркада каждый раз это вызывало проблему — подобрать замену и по смыслу, и по физическим размерам, чтобы подходило к разработанным им модулям… В общем, это был такой выставочный эксперимент — как по форме, так и по сути.

Анна Сулимова: «Герои, вкус которых ощущается в залах Пушкинского с французским искусством, — это Екатерина Великая, Николай Юсупов и императрица Жозефина»

Обновленная экспозиция французского искусства XVII — первой трети XIX века в ГМИИ им. А.С.Пушкина.

Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Чье было решение восстановить постоянную экспозицию на втором этаже, залы итальянцев и французов?

Еще при Марине Девовне Лошак мы запланировали реэкспозицию на 2024 год. То, каким именно образом мы будем возвращать произведения сюда, мы начали обсуждать уже при новом директоре, Елизавете Станиславне Лихачевой.

Что мы увидим сейчас нового?

Сначала идет зал XVII века, посвященный Никола Пуссену, Клоду Лоррену, Шарлю Лебрену и другим французам той эпохи, включая рубенсинистов. В числе новых экспонатов этого зала — картина, которая не показывалась никогда, в музей она поступила в 1980-х годах. Долгое время она находилась в запасниках как портрет неизвестного работы анонима, но в ходе одного из реставрационных осмотров привлекла внимание реставратора Елены Москвиной. «Понравилась! Отдай мне на реставрацию!» — сказала она мне. Я ответила достаточно самоуверенно, что сначала установлю автора, тогда отдам. И мне удалось это сделать! Оказалось, это произведение Иасента Риго, одного из ведущих французских живописцев конца XVII — начала XVIII века. Имя модели тоже удалось установить: это немецкий дипломат барон Фридрих Эрнест фон Книфаузен. Я даже нашла репродукцию этого портрета во французском каталоге-резоне — небольшой черно-белый кадр, картина числилась утраченной. Елена Москвина ушла из музея, и работу я отдала в реставрацию Екатерине Кониковской. Также в экспозицию вернулась картина самого известного французского мастера XVII века Никола Пуссена «Сатир и нимфа». Публика увидит ее впервые после очень сложной и длительной реставрации, которой занималась Елена Боциева.

Анна Сулимова: «Герои, вкус которых ощущается в залах Пушкинского с французским искусством, — это Екатерина Великая, Николай Юсупов и императрица Жозефина»

Иасент Риго. «Портрет Фридриха Эрнста фон Книфаузена».

Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Экспозиция строится хронологически?

Да, в основе распределения материала между залами лежит этот принцип; он был и прежде, в экспозиции 2006 года. Второй зал в моей небольшой французской анфиладе посвящен искусству первой половины — середины XVIII века, точнее, эпохе рококо. Он самый сложный с точки зрения композиции, его экспозиция рассказывает о переходе, смене парадигмы, уходе от большого стиля к камерному. Важную роль в ней играет декоративно-прикладное искусство. На перспективу я повесила шпалеру «Психея, созерцающая спящего Амура» Королевской мануфактуры Гобеленов, под ней разместила рокайльный комод из розового дерева, а на нем — каминные часы с фигурой носорога. Появились новые экспонаты. Например, вернулся в экспозицию отреставрированный натюрморт Жан-Батиста Удри «Фрукты».

Архитектура залов не поменялась ведь?

Мы ее немного изменили, на мой взгляд улучшили, но в глаза это не бросается. Сделали высокий цоколь у стен — теперь именно на нем, а не на самих стенах будет размещаться этикетаж. Это удобно при ротации экспонатов: не будем повреждать краску, когда снимаем этикетки со стены. Во всех залах поменяли цвет стен. В экспозиции 2006 года были светлые стены (например, в зале рококо светло-зеленые) — теперь во всех французских залах стены темно-зеленые. С Анной Каменских, которая возглавляет службу по организации выставок и отвечает за общее дизайнерское решение нынешней реэкспозиции, мы подбирали этот зеленый. Пытались повторить тот оттенок, который был у нас на выставке «„Салоны“ Дидро» и идеально подходил к XVIII столетию, но не удалось — тот «цвет Дидро» так и останется уникальным. Мне очень нравится наш глубокий зеленый. Французская живопись на нем смотрится изумительно. Понятно, почему на парижском Салоне стены были этого цвета.

Анна Сулимова: «Герои, вкус которых ощущается в залах Пушкинского с французским искусством, — это Екатерина Великая, Николай Юсупов и императрица Жозефина»

Жан-Батист Удри. «Фрукты». 1721.

Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Чем еще обогатил только что прошедший проект «„Салоны“ Дидро» постоянную экспозицию?

Каждая выставка — это стимул. К научным исследованиям, к изменениям. Ну и к реставрации, конечно. У реставраторов в очереди всегда приоритет у тех предметов, которые будут показаны на выставке, а не из постоянной экспозиции. Так что прошедшие «„Салоны“ Дидро» украсили нынешнюю французскую экспозицию и таким способом. А вот шпалерную развеску мы здесь воспроизводить не стали, так как экспонаты, которые занимают верхние ярусы, плохо видны зрителям.

Наконец, третий зал.

Этот зал посвящен искусству Франции второй половины XVIII — первой трети XIX века. Экспозицию открывают произведения Жан-Батиста Симеона Шардена, Жан-Батиста Грёза, Клода Жозефа Верне — главных героев «„Салонов“ Дидро». В следующих разделах экспозиции этого зала представлены работы мастеров неоклассицизма и ампира. Хочу обратить ваше внимание на «Портрет Жозефины Вильгельмины Будаевской» 1806 года, прекрасной дамы с лирой на кушетке. Он долгие годы числился как работа некой «мадемуазель Ривьер», о которой больше ничего не было известно. Мне удалось установить, что его автор действительно Ривьер, но только мужчина, вполне конкретный, его личное имя — Огюст Луи Жан-Батист. Известна его биография, которая связана с прославленной портретисткой Луизой Элизабет Виже-Лебрен.

Анна Сулимова: «Герои, вкус которых ощущается в залах Пушкинского с французским искусством, — это Екатерина Великая, Николай Юсупов и императрица Жозефина»

Огюст Луи Жан-Батист Ривьер. «Портрет Жозефины Будаевской» («Дама с лирой»). 1806.

Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Как бы вы описали результат реэкспозиции?

В обновленной экспозиции французского искусства XVII — первой трети XIX века представлено около 90 произведений, включая декоративно-прикладное искусство, скульптуру и миниатюры. Это в два с лишним раза больше, чем мы показывали в последний период. Вместо показа отдельных произведений мы следуем принципу ансамблевости, таким образом каждый зал обретает свое лицо. Видите, все пространство свободное — очень легко размещать большие экскурсионные группы и студентов-искусствоведов, экскурсоводам — строить свой рассказ внутри экспозиции по периодам. А что касается личностей коллекционеров, то три собирателя, три главных героя, вкус которых незримо ощущается в этих залах, — это Екатерина Великая, Николай Борисович Юсупов и императрица Жозефина. Надеюсь, что новая экспозиция французского искусства обрела единство и целостность, став более удобной для всех посетителей.

Источник: www.theartnewspaper.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.